Яндекс.Метрика

Золотая звезда Героя

(0 - user rating)

Пришлось убедиться, что не все знают, где в Лепеле есть улица Госпитальная. Сначала меня направили  не той дорогой, вернулся, переспросил у других людей. Еще бы - улица на окраине города, за больницей, можно сказать, в сосновом лесу. И почему я сразу не спросил  где проживает Анна Мазала? Показали тут же и безошибочно. Еще помнят, особенно старшие, фамилия человека, который своей работой вознес престиж района вплоть до Кремлевских звезд.

Подумалось, возможно через какое-то время в городе Лепель и  появится улица Анны Мозоли ...

А бабушке Анне скоро исполнится восемьдесят пять - как раз в тот самый зимний день 22 декабря, когда была основана и наша бывшая страна, которая вырастила этого человека и возвела его в Герои Социалистического Труда. Анне Васильевне тяжело передвигаться по дому, ноги болят. С нетерпением ждет племянницу, которая

загасцилася у родственников в России, так как без нее - никуда, даже хлеба принести надо просить чужих людей. Совсем недавно переехала бабушка Анна в свою городскую однокомнатную квартиру с родного дома в Поплавках, где всю жизнь прожила да и сейчас с удовольствием живет летом. Ну, не городской человек Анна Мазала! С грядок никогда не вылезала и сейчас, на девятом десятке любит привезти осенью с Поплавак и кассу Цыбулько, и веночек часначку, и картошки. А сколько же "закатак" раньше заготавливали! Рассказывает: пойду в истопачку, увижу полки, оставленные банками с вареньями, соленьями да маринадом - и сама себе думаю, зачем мне все это? Однако же такая натура - лучше пусть останется, чем не хватит. Не любит Анна Васильевна бездельников, любимая ее анекдот: "Пьяница проспится, а лентяй - никогда". Она и сейчас бы те крышки крутила - руки ослабели. Трудно зимой принести в дом дровишек, чтобы выжечь в печке, вот и стала бабушка Анна ездит на зиму в городскую квартиру, которую получила еще в семидесятых, благодаря тогдашнему главе района Михаилу Васильевичу Петроченко. Как нашла! И тепло здесь, и заботы нет.

 

Если взглянуть на жизненный путь нашей героини, находишь поэтому яркое подтверждение. Красивое название деревушки - Каливца, это под великолепно. Есть ли сейчас такая? Здесь жил Василий Калинавич Гордиенок с семьей, он был первым председателем в тогдашнем колхозе "Красный луч". Однако верил в Бога. Анна помнит, как дома Богу молились. Сдал отцу один из болельщиков-безбожников, увишливых партийцев, которые разрушали в окрестностях церкви. И оказался первый колхозный председатель в Котлас - лагере в Сибири. Оттуда не вернулся. Ничего бы и не знали о его судьбе, но из того же лагеря чудом вернулась одна женщина с Заровя. Она и рассказала, что видела Василия Гардиёнка, сидел "распохшы как вурган". А вскоре его увезли на Грабарчик.

Отец погиб в тридцать седьмом, а в тридцать девятом умерла мама из-за болезни печени, ей было всего сорок два года. Анна хорошо помнит тот студеный февральский день, когда хоронили маму. Шестеро детей осталось на руках у старшей сестры Фрося, которой на то время было чуть за двадцать. Сестра пошла на ферму делать, посею которого принесет оттуда - малые и рады. А вокруг столько волков расплодилось! Ходит сестрица на ферму вечерком, а в Ганначки душа в пятках, хотя бы ее волки не съели, что тогда будут делать? Оладьи пекли весной из мерзлой картошки - гопиками назывались, "ласавалися" рулями. А летом чего только не наелись - и Рудька, и сурепки, и щавеля. Когда забирали отца, вместе и последнее зерно из дома забрали - на голод оставили семью.

* * *

В войну стало еще труднее. Фрося, Комсомолке, приказали гнать колхозную скотину на восток, где-то там сестра и осталась. Брат Лазарь ушел на войну и погиб. Остались вчетвером. Сгорел дом. Как раз в печи курили, когда немцы начали прошивал деревню трассирующими пулями, не ради того, чтобы зажечь дома? Землянку капала Анна с братом Леоном. Урежут бревно в лесу - и на плечах волокут. Камыш на копанцы резали да землянку накрывали. Люба была еще совсем маленькая. Алексей - инвалид, гарбаценьки, не выдержал такой жизни, умер в ближайшее время. Нет уже и Леона, который много помогал Анне в жизни, дом строили с ним, умер брат лет двадцать назад. И только младшая сестра Люба осталась. Она тоже уже в годах, живет в великолепно.

Из землянки пошла Анна замуж в сорок седьмом году. Взял парень с Поплавак, Павел Мазай, он был на фронте, прошел через ад, но затем начал выпивать. Не увидела Анна за ним ни счастья, ни доли. Жили в Поплавках, в доме, которую немцы в войну переоборудовали под гараж, разрушили одну стенку. В ней было настолько холодно, что кружка прымярзала к скамье.

Лет шесть ходила Анна в бригаду, делала все, что ни прикажут - жали, рвали лен. Что ж, академий не заканчивала. Шесть лет Пышнянскай школы - все ее университеты. Однако как же, бывало, хотелось ей учиться! Умная девочка, схватывают буквально собрания все, что ни говорит учитель на уроке, запоминала - и дома ей готовиться не надо было. Да если рыхтаваццца, когда, как та лошадка, по забараски была вся в работе. Осенью сестра в школу не пустила, сказала, что хватит науки, так как надо картошку копать. Копает Ганначка картофель, а сама думает: "Вот теперь учителя придут - сестру оштрафуют, а ее в школу заберут". Не забрали.

* * *

Шесть лет в поле проходила университеты. Да как-то заглянула на свиноферму. Вошла - и глазам не поверила. Стоять свиньи по брюхо в навозе. Голодные, визжат-голосят, хотя уши затыкай. А Свинарка, между тем, каждая при своем интересе, а весь тот интерес в бутылке. И сказала себе Анна: завтра же пойду свиней смотреть! В деревне же так: скажи себе - услышат другие. Вечером бригадир встречает, едва целовать не лезет:

- Неужели ты, Анна, решила? А я думал, кого послать на свиноферму.

Она с детства любую живность любила, кота не обидеть, собаку приласкать, но больше всего любила поросят. И надо быть без души, чтобы свиней до такого состояния довести.

Механизмов никаких. Носила ту жижу ведрами в яму и выливала. Хорошо, что силы были молодые, и совсем не думала в то время о своем здоровье. Бригадир увидел, как истощается женщина с ведрами, говорит:

- Ты, Анна, окошко в сарае выставок и выливай через него, легче будет.

После, когда наша героиня стала знаменитой и лечилась в одной из престижных больниц в Минске, врач объяснил ей, что у нее профессиональная болезнь суставов. А в то время о болезни не думала. Лечила свиней сама. В начале был толковый ветеринар-самоучка по фамилии Акулёнак, а потом прислали какого недавярка и пьяницу. Было ему не до колхозных свиней, выгоднее лечить частных. Хозяин и угостит, и заплатит. Плюнула Анна и сама стала врачом, аптечку себе в свинарнике завела, лекарства разные, шприц. Сама же наловчилась и кастрыраваць свиней. Да так успрытнилася, что иногда звали и в частные сараи. Никогда не отказывала хорошим людям и платы не брала. Анна Васильевна и сейчас не считает деньги главным богатством в жизни.

В коня брали кровь и вводили поросятам, такая кровь маленьким поросята очень необходима. Выкармливала их иногда из соски. Летом свиньи были на вольном выпасе, но утром и вечером им привозили машину люпина. А еще вечером садилась верхом на лошади и мчалась в Великолепно в вечернюю школу, так получила среднее образование.

Свиней ухаживала более двадцати лет.

- Свиньи же и привели меня в Москву, - то ли в шутку, то ли всерьез говорит бабушка Анна.

А было вот как. На то время работала она на свинокомплексе в Звяздзе, ухаживала свиноматок. Показатели возросли таким образом, что на каждую свинаматку приходилось по 22,8 головы приплода. Однажды, в 1966 году, возвращается она вечером с фермы, а навстречу народ бежит, и давай ее гушкаць да кверху подбрасывать, поздравляют все, а она испугалась, съежилась вся. Радио не слышала, не было времени слушать, утром на ферму побежала. На ферме же другого радио наслушаешься. На обед тоже не ходили домой, возьмешь что-то с собой - перекусишь.

- Тебе же, Анна, Героя Социалистического труда присвоили!

И пошло-поехало. В партию еще раньше вступила. Поставили Анну заведующей свинокомплекса. Где раньше жижа стояла, там клумбы разбили, цветки ярко горят, гостей разных почтенных сюда везут. Высокие руководители партийные с ней почтительно, чуть ли не за руку, приветствуются. А рука все та же, мазолистая, которой ведра на ферме таскает.

* * *

На первый свой съезд партийный поехала Анна в Минск, внимательно слушала знаменитых, известных в то время председателей колхозов - Орловского, Ралько, имена которых знала вся республика. В Минске Анна мазала была на трех съездах, избиралась членом ЦК КПБ, была депутатом Верховного Совета БССР, членом бюро Витебского обкома партии. Тогдашний партийный руководитель области Сергей Шабаш нахваливал: "МАЗов - молодец!" Знала Анна Васильевна и Машерова. Приедут высокие гости, прабягуцца быстренько по ферме - да и поехали по своим бдительных партийных делах. А ей здесь работать и этим воздухом дышать. Нелегко бывает и со своими работниками, иногда приходилось и учит, и воспитывать, но много было людей, с которыми работалось легко и красиво: Николай Карбовский, который работал на откорме, Свинарка Елизавета Кубарев, Анна Гацина. Спасибо тогдашнему председателю колхоза Имя Жданова Ивану Ляйко, который понимал и поддерживал ее в трудные минуты.

А в Москву поехала Анна Васильевна прямо в Кремль, как раз на ХХИV съезд КПСС, делегатом которого его избрали в семидесятых. Жили в шикарной гостинице, откуда пешком на съезд в Кремлевский Дворец ходили, так как совсем же недалеко, рукой подать. В буфете кремлевским, ну, разве только птичьего молока и не хватало. Заходи, выбирай, что хочешь. А следом за тобою двое мужчин с корзинами. Пока выберешь, уже и времени нет, надо на заседание торопиться. Ничего. Только занатовачку оставь с адресом, мужчины твои пакеты на почту доставят и в коробке красной с надписью: "От делегата ХХИV съезда КПСС" домой посылка отправят.

На память о Москве сохраняет Анна Васильевна большой красивый снимок, на котором она среди делегатов партийного съезда, в первом ряду на снимке - члены Политбюро ЦК КПСС во главе с Генеральным секретарем Леонидом Брежневым. И это не единственная фотография, которую хранит Анна Васильевна в своем домашнем архиве. На них - неповторимые моменты ее славного жизни, разные города и страны, в которых побывала, люди, которые вошли в историю. Их знает, пожалуй, каждый со старшего и даже среднего поколения. А молодежь ... Молодежь тоже должна знать свою историю. Думаю, ей было бы интересно познакомиться в музее с этими фотографиями. Там им и место.

Анна Васильевна до последнего охотно встречалась с молодежью, на встречах, по крайней мере, с молодыми, которые выбрали сельскохозяйственные профессии и будут продолжать ее дело, любит повторять: "Жизнь - норовистая лошадка, и никто не знает, куда она тебя завезет". Да, не познав личного счастья - Бог не дал ей ни счастливого замужества, ни детей - это мужественная женщина уверенно и гордо проехалась по жизни на своей трудолюбивой кобылке, которая увезла ее прямо в легендарную нашу историю. Свой жизненный юбилей Анна мазала отметить в конце этого года. И не пришло время присвоить Анне Васильевне звание Почетного гражданина нашего города, в котором она сейчас живет и престиж которого так высоко подняла. Без сомнения - заслужила! Мы еще будем гордиться, что жили рядом с человеком из легенды.